» » Живи и давай жить другим. Почему дети уходят из дома
flagПора в школу
ornament-full-title

Живи и давай жить другим. Почему дети уходят из дома

ornament-full-title

О трудностях подросткового возраста знают все. Учителя в школе, торговцы, писатели, журналисты, артисты, психологи и дворники только поэтому, что когда-то они были детьми, а не поэтому, что в последствии прочли много умных книжек и статей. Смутное время время от времени напоминающее своими кипящими страстями революцию (низы не могут - верхи не желают), время от времени схожее на прохладную войну, прерывающуюся дипломатичными переговорами, результаты которых нередко перечеркиваются следующими действиями сторон. Не считая шуток, борьба происходит реальная, и, обычно, победивших в этой войне нет. Есть только пережившие ее. Либо те, кто не сумел пережить (так глубоки были раны), и до сего времени переживает, реагируя на окружающих людей и происшествия, как тогда, когда белоснежное просто становилось черным, а от любви до ненависти был всего только один шаг. Много статей и трудов посвящено дилеммам подростков. Проводятся семинары и тренинги. Озабоченно рассуждают и принимают конструктивные меры госструктуры. Но всякий раз, когда ребенок добивается определенного возраста (12-13 лет), "с ним становится тяжело" и предки начинают волноваться. Так было всегда, сколько помнит себя население земли, так будет всегда, пока оно существует. Что все-таки это, если не неувязка, и как к этому относиться?

Горе горьковатое

У природы нет напрасных времен. Если гласить о подростковом возрасте - это время, когда молодое существо набирает силы для взрослой жизни. Отдельной от родителей, самостоятельной. В это время происходит насыщенная физиологическая перестройка организма, массивные гормональные "всплески", а это, как понятно, оказывает влияние на интенсивность переживания эмоций. Что все-таки представляет собой внутренний мир ребенка? Как он "лицезреет" действительность и что ему необходимо? При всей собственной наружной "наглости" и "вызывающем поведении" - так нередко охарактеризовывают это взрослые, в этот период жизни человек более раним, чем это обычно бывает. В этот период он сам, не осознавая того, переживает одну из принципиальных утрат. Он теряет детство. Он прощается с ним, и сначала с тем, что приносило ему чувство полной безопасности в этом мире. Он прощается с так именуемым "всевластным родителем". В детстве ребенок испытывает чувство стабильности, покоя и радости, когда родитель рядом. Он наделяет родителя качествами волшебника. Для детской психики это нужно. Уже во взрослой жизни это служит предстоящему развитию личности. Ему кажется что мать либо папа могут все. Приостановить дождик если настало время гулять, укратить сердитую Марию Ивановну в детском саду, сделать так, чтоб Петька из примыкающего подъезда больше не лез драться, - всего не перечислишь! Но раз за разом приходит разочарование. Оно копится исподволь, равномерно и к началу подросткового возраста преобразуется в досаду и раздражение. Начинает рушиться величавая иллюзия: "Они, оказывается, такие же как все! Они просто околпачивали меня…" Всегда найдется настоящая ситуация, в какой родитель повел себя не так, как хотелось бы ребенку и эта ситуация, а позже и ряд других будут давать ребенку возможность вновь дуться, раздражаться и ощущать себя одним против всех, одиноким, и в каких-либо ситуациях беззащитным. И естественно составляющей частью этой чувственной "палитры" будет в той либо другой степени и чувство отчаяния, так как один, ужас, что ему не совладать, да еще принципиальное в подростковом возрасте рвение нравиться обратному полу, стать в чем либо лучше других сверстников и чтоб все это увидели. При всем этом снутри он агрессивно судит себя за хоть какой промах. Что периодически приводит его к горьковатой мысли - он ужаснее других. Каким бы он не был снаружи - везучим отличником, скорым на слово, либо тихим троечником, хулиганом либо старательным учеником, снутри он будет испытывать те чувства и устремления, которые я обрисовала. Прибавьте к этому к тому же сильные переживания по поводу собственной наружности. В этой ситуации "наглость" и "вызывающее поведение" нередко являются отчаянной попыткой защититься от учителя, отчитывающего при всем классе, от родителей, читающих нотации и практически не видящих за этим его малеханьких фурроров, его интересов, его переживаний. Подобные ситуации ребенок нередко переживает как ситуации унижения и доказательства его мыслей о том, что он ужаснее всех. Так же в этом временном промежутке перед ним встают серьезные вопросы: "можно ли сейчас доверять кому-то и кому вообщем доверять?"; "Когда и в чем можно довериться сейчас родителям?" и нескончаемый принципиальный вопрос, на который и взрослые-то не всегда могут просто ответить "Чего я сам желаю от жизни?". И естественно в этот период времени ребенок большего всего нуждается в том, чтоб важные для него люди принимали его как "уже не малеханького", способного на самостоятельные решения и деяния, чтоб замечали плоды его усилий, учитывали бы его интересы, словом, уважали бы его как личность. Это чувство, пусть шаткое, ребенок в большинстве случаев получает посреди сверстников. В этом смысле образование подростковых компаний безизбежно и не может быть признаком того, что с ребенком что-то не так. Это просто очередной признак подросткового возраста.

Но предки почему-либо далековато не всегда делают то, в чем нуждается ребенок. Почему? Что все-таки "лицезреют" они?

Предки тоже люди

Ребенок приходит домой из школы либо института еще позднее, чем "должен". Он(она) много времени проводит с непонятными друзьями закрывшись в собственной комнате. "Он прямым текстом отказался делать свои обязанности по дому, так и произнес, что не желает. Это, наверняка, все из-за компании, с которой он связался". Можно привести в пример тыщи других цитат из дискуссий с родителями, но на самом деле собственной они будут содержать сообщение о том, что с ребенком что-то случилось: "Его как подменили". С ним нереально расслабленно говорить. Он все либо практически все делает по-своему. Одевается страшно, гласит мерзости, поздно ложиться, поздно приходит домой, стал ужаснее обучаться, предпочитает друзей семье.

А он и взаправду изменяется. И совсем неясно каковой общий язык с этим новым неведомым пока человеком, который совершенно еще не так давно был вашим послушливым ребенком. И очень тревожно. Это чувство волнения похоже на то, которое посещало, когда, будучи ребенком, он бежал от вас в сторону проезжей части, навстречу мчащимся автомобилям. И охото спасти его как тогда, и все поведать, заблаговременно снабдив инструкциями из собственного опыта о том, что нужно и что не нужно делать. Но на данный момент он этого не желает слушать. И родительская тревога растет.

В этот период родитель тоже переживает утраты. И первой из их является утрата собственного, того самого "всемогущества", которым ребенок наделил его когда-то. Привычка быть незыблемым авторитетом, который в итоге уверит сделать малыша "как следует", "как должно" с течением времени воспринимается как бесспорное право: "Мы родили и воспитали его! И потому имеем право диктовать ему свои условия!", "Это просто неблагодарность какая-то!". Боль и отчаяние от детской "неблагодарности" в той либо другой мере так же являются приметой этого периода для родителей. Сейчас этого изменившегося нереально держать под контролем, нереально оградить от непродуманных поступков и слов. В это время предки нередко начинают пробовать вновь возвратить для себя этот "всевластный контроль", неосознанно провоцируя малыша на непродуманные слова и поступки. Это делается под воздействием волнения утраты, если угодно, на самом деле, под воздействием волнения погибели, т.к. переживание хоть какой утраты в жизни является отголоском ужаса погибели, а здесь еще идет речь о собственном ребенке! Меры следую одна за другой, но иллюзия всемогущества все равно рушится. И чем жестче и посильнее будут принятые родителями меры, тем паче сильный и жесткий отпор они буду получать от собственного малыша. В этом промежутке времени предки, так же как и малыши, нуждаются в почтении и признании собственных интересов и наград, потому что подобно своим подрастающим детям снутри тоже судят себя сердито, припоминая для себя все родительские недостатки в прошедшем. Это тяжелое время для их к тому же поэтому, что это начало осознания того, что малыши "отделятся", тогда и им придется быть наедине с своей жизнью, вновь оказаться наедине со своими желаниями, в каких они для себя привыкли уже отказывать, т.е. оказаться лицом к лицу со собственной жизнью, отдельной от малыша, и это тоже тревожно, в особенности для тех родителей, которые раз и навечно решили себе, что малыши - смысл их жизни.

Время разделять власть

Может быть, пришла пора окончить войну не на жизнь, а на погибель? Для тех, кто готов с высоты собственного родительского опыта, ну и просто опыта уже прожитых лет поглядеть на себя реального. Может быть необязательно всегда оставаться правым, во чтоб то не стало? Может быть дело в том, что, разрешив для себя утратить малеханького инфантильного малыша, вы сохраните и разовьете другие более симпатичные дела с уже подросшим человеком. Давайте брать пример со собственных малышей, которые вроде бы тяжело им не было, все таки не "бегут" от этих тяжелых переживаний. Давайте вспомним, что у нас, родителей, тоже есть свои желания, которые мы длительно не замечали, потому что были очень заняты своими родительскими обязательствами. Это время дается нам, так же как и нашим детям, чтоб тоже стать более самостоятельными. Настает время, когда наши родительские руки уже свободны. Уже никого пеленать не надо! Каждый сейчас может обладать только собой, и для того, чтоб ваши дела с вашими детками оставались доверительными, и не пришлось пенять на свою жизнь, нужно поразмыслить о том, за чем еще можно и необходимо присматривать. Время возвращения домой, изготовленные уроки, посещение учебного заведения, выполнение обязательств по дому - это моменты, которые еще нуждаются в вашем внимании, то, что вы имеете полное право знать и добиваться, но при всем этом нужна мера: нельзя воспрещать ребенку совершенно выходить вечерком на улицу с друзьями. Если для сверстников обыденное время прихода домой - 11 часов вечера, может быть, вам стоит поразмыслить о том, чтоб стать настолько же демократичными. Не читайте ему "нотаций" про то, как он должен одеваться. В таковой ситуации дети выходят из положения, оставляя у друзей "запасной набор" одежки. Он все равно будет носить то, что желает. Вспомните, куда вам издавна хотелось бы "выйти", где вы издавна не были (к друзьям, в театр, в кино, просто походить), и делайте подобные вылазки хотя бы раз в неделю. Не подозревайте собственных малышей понапрасну в употреблении наркотических веществ. Своими действиями под воздействием этого ужаса вы вправду сможете ненамеренно, неосознанно подтолкнуть его к мысли о том, что, может быть, стоит испытать. К тому же подобного рода подозрения и обвинения дети воспринимают как оскорбления. Найдите в городке, чтоб меньше волноваться об этом, программку, направленную на профилактику наркомании и алкоголизма посреди подростков. Практически в каждой из их предусмотрен цикл лекций для родителей. Послушайте эти лекции и пообщайтесь с консультантом, вы получите здравую информацию и малость успокоитесь. Будьте напористы и поочередны в том, чего вы требуете от ребенка; до того как пообещать, задумайтесь, можете ли вы это выполнить, даже если идет речь о наказании. Ваши пустые опасности и неразумно жесткие поступки будут вызывать массивное противодействие. Найдите, пожалуйста, у себя пару недочетов (либо спросите о их у собственных близких, только не у малышей, естественно), малеханьких, которые не очень оказывают влияние на жизнь других людей (к примеру, привычка оставлять чашечку из-под кофе на столе, кидать тапочки где угодно). Это будет тяжело, так как, обычно, мы, взрослые, люди очень правильные. Начинайте воплощать это в жизнь с завидным всепостоянством (это будет еще сложнее) - тем вы дадите возможность своим детям поворчать на вас и с течением времени убедиться в том, что вы обыденный, живой человек. При ворчании малышей нужно делать круглые глаза и невинную физиономию.

Помните: вам нужно терпение, подростковый возраст - это не один денек и не неделя. От всей души выражайте (именуйте) свои чувства по поводу происходящего заместо нашей обычной привычки упрекать. Гласите о собственных эмоциях, а не о том, что ваш ребенок повинет в том, что вы их испытываете. И помните о том, что, по существу, в это время вы оба озабочены вопросом о том, как жить далее.

flagОцени статью!
rel-left Похожие новости rel-right
Комментариев пока еще нет

Добавить комментарий!

САМЫЕ ОБСУЖДАЕМЫЕ
САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ
banner